Выборы в конгресс США прошли, но не закончились. Ещё будут пересчёты бюллетеней, ещё будут обжалования результатов в связи с поломками машин для голосования и другими мелкими неприятностями… Но главный результат уже не изменится. Сенат остался за республиканцами, там они даже несколько укрепили свои позиции, а вот в палате представителей большинство теперь у демократов. И это меняет в американской политике многое. Это меняет все.

Как только демократы почувствовали свою силу, ещё не был закончен даже предварительный подсчёт голосов, с разных сторон информационного поля уже стали слышны разговоры о том, как теперь демократы, которым вместе с большинством достанется председательство во всех комитетах, смогут открыть расследования в отношении президента и его сторонников и, наконец, положить конец беззаконию Трампа. А может, и его президентству.

Однако эйфория демократов не могла быть полной, так как и им пришлось потерпеть несколько весьма болезненных поражений. Демократическая партия испытывает острую нехватку молодых лидеров, и на этих выборах свою способность побеждать должны были доказать два человека, которым прочили именно этот статус. Но Бэто Орурк проиграл битву за сенатский мандат республиканцу-тяжеловесу Тэду Крузу, а Стэйси Абрамс оказалась недостаточно популярной, чтобы занять кресло губернатора Джорджии…

Джефф Сешнс

Еще одним разочарованием для «левых» оказалось то, что прошедшее во вторник голосование никак не удаётся представить как вотум недоверия лично Трампу. Дело в том, что что карта побед республиканцев очень точно отражает карту визитов и публичных выступлений президента за последние два месяца. И даже сдвиг риторики «главы свободного мира» в сторону борьбы с иммигрантами и прочего «национализма», как оказалось, только пошёл на пользу партии консерваторов.

Вновь обретенное демократами большинство в палате представителей не оказалось сюрпризом и для самого Трампа. На протяжении последних предвыборных дней он высказывал все больше сомнений по этому поводу и обещал сторонникам «что нибудь придумать», даже если это произойдёт.

Свою новую стратегию президент США изложил на утро после выборов, созвав журналистов на пресс-конференцию. Там он провозгласил результаты выборов своей великой победой и в довольно обтекаемых выражениях обрисовал то, что на самом деле является ультиматумом демократической партии.

Карикатура Демократ Ослик & Республиканец Слон

Трамп предлагает своим оппонентам выбрать один из двух режимов «совместной» работы. Первый вариант подразумевает поиск компромиссов и политический торг, в котором товаром будет выступать большинство в той или иной палате конгресса. Этакое «цивилизованное» взаимодействие противников, в котором, как это принято в Вашингтоне, любой вопрос может быть подчинён политической конъюнктуре момента. Ко второму «режиму» президент обещает перейти, если демократы надумают начинать расследования в отношении него и его ближайшего окружения. В этом случае Трамп обещает прервать любые переговоры и разрушить найденные компромиссы, а управление страной окажется парализовано. Более того, по словам лидера республиканцев, у сенаторов тоже есть масса материалов для возможных расследований в отношении демократов.

Глава Белого дома четко дал понять, что он не допускает возможности сосуществования этих двух режимов взаимодействия партий. То есть он не потерпит того, чтобы демократы одной рукой договаривались с ним по вопросам текущего законотворчества, а другой — писали обвинительное заключение на, скажем, его дочь или зятя. Трамп предоставляет демократам выбор: либо худой мир, либо добрая (читай — всепоглощающая) война.

У демократов ещё есть время подумать: новый, 116-й конгресс США вступит в свои права лишь в начале января. А сам президент уже готовится к худшему. Так, спустя всего несколько часов после пресс-конференции «подал в отставку по собственному желанию» генеральный прокурор Джефф Сешнс. Разумеется, собственное желание — лишь вежливый предлог для того, чтобы избавиться от заслуженного республиканца, который оказался недостаточно радикальным для команды Трампа. Кроме общей нерешительности Сэшнса, по поводу которой президент неоднократно выражал своё недовольство, огромным недостатком теперь уже бывшего генерального прокурора было то, что он взял самоотвод в деле о причастности России к предвыборной кампании Трампа в 2016 году. Тем самым Сэшнс передал руководство расследованием известному своими симпатиями демократам Роду Розенштейну. Теперь же расследование вместе со специальным следователем Робертом Мюллером окажется в руках нового генерального прокурора, который, как и все члены кабинета министров, непосредственно подчинены президенту…

Какое бы развитие ни получила данная ситуация, какую бы тактику ни выбрали демократы или республиканцы, как бы ни повёл себя сам Трамп, самого главного уже не изменить. Партии президента не удалось подмять под себя все три ветви власти. А значит, и путь к трансформации Америки в соответствии со своим видением для Трампа теперь если и не закрыт, то неимоверно труден. И именно то, как он будет преодолевать эти трудности, и даст ответ на вопрос, который мучает многих, кто пытается понять 45-го президента США.

Вопрос этот прост: что первично для Трампа — власть сама по себе или та программа, которую он пытается осуществить с помощью этой власти. Если правы те, кто считает, что его политика — лишь ширма для того чтобы пожить в Белом доме подольше, то мы увидим новую ширму: бесконечную и бесплодную борьбу с демократами в конгрессе. Если же верно то, что кресло президента Трампу понадобилось для того, чтобы делать реальные дела, то теперь пожилому бизнесмену придётся идти на уступки, и они не останутся незамеченными.

Иван Кузнецов