И этот день в этом году — особенный, потому что 25 октября Европарламент (ЕП) принял резолюцию «Подъём неофашистского насилия в Европе» (Rise of neo-fascist violence in Europe), хотя могли бы, как раньше говорили, «приурочить к празднику». Резолюция эта для ЕП во многом пионерная, о чём можно судить по тому, что ни на один собственный документ ЕП в обширной преамбуле к резолюции не ссылается. Первый блин. Отсюда неподдельный к нему интерес.

Попробуем разобраться, что получилось, что — нет, и каковы могут быть дальнейшие действия.

1. ЕП счёл нужным сослаться на резолюцию A/RES/71/179 ГА ООН «Борьба с героизацией нацизма, неонацизмом и другими видами практики, которые способствуют эскалации современных форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости». Причём эта резолюция — 2016 года, хотя есть более поздняя резолюция 2017 года — A/RES/72/156. Что такого не устроило Европарламент в более свежей резолюции (а они идут «с нарастающим итогом») — можно только гадать. Ссылка эта важна потому, что инициатором этих резолюций выступала и выступает Россия, в связи с чем это — хороший знак. Также следует обратить внимание на гораздо более решительный характер названия резолюции ЕП: вместо невразумительной «героизации нацизма» — «подъём насилия».

2. Упомянутые резолюции ГА ООН составлены в полном соответствии с известной песней из знаменитого советского сериала «Следствие ведут знатоки»: «Если кое-кто кое-где у нас порой честно жить не хочет»…

Вот характерный пример: ГА ООН «выражает глубокую озабоченность по поводу прославления в любой форме нацистского движения, неонацизма и бывших членов организации «Ваффен СС», в том числе путем сооружения памятников и мемориалов и проведения публичных демонстраций в целях прославления нацистского прошлого, нацистского движения и неонацизма, а также посредством объявления или попыток объявить таких членов и тех, кто боролся против антигитлеровской коалиции и сотрудничал с нацистским движением, участниками национально-освободительных движений».

Кто прославляет? Где прославляет? И в этом смысле резолюция Европарламента отличается в лучшую сторону, указывая конкретно, кто и где. Иногда даже поимённо называя жертвы. Но — не каждый раз.

Латышский добровольческий легион СС

3. В констатирующей части ЕП разглядел следующие угрозы:

отсутствие серьезных действий против неофашистских и неонацистских групп позволило развиться нынешней ксенофобии в Европе;

— неофашистские, неонацистские, расистские и ксенофобские группы и политические партии открыто разжигают ненависть и насилие в обществе, напоминая нам о том, на что они были способны в прошлом;

— язык ненависти в Интернете часто приводит к росту насилия, в том числе со стороны неофашистских групп;

— неофашистские группы «забрали жизни» тысяч людей, и прежде всего таких как беженцы и иммигранты, этнические и религиозные меньшинства, LGBTQI, правозащитники, активисты, политики и сотрудники полиции;

— неофашистские группы пользуются и злоупотребляют нашими демократическими инструментами для распространения ненависти и насилия;

— поощрение фашизма запрещено в нескольких государствах-членах в соответствии с их национальным законодательством;

— в отчете TESAT 2018 Europol зафиксировано почти удвоение числа лиц, арестованных за правоэкстремистские преступления в 2017 году и т.д.

Всем этим ЕП «глубоко обеспокоен» и всё это «решительно осуждает». Уже хорошо.

4. Удивляет лёгкость, с которой ЕП употребляет «неофашистские группы» и т.п. Греческая партия «Золотая Заря» прямо названа ЕП «неонацистской». До этого, правда, её называли неонацистской все, кому было не лень обратить на неё внимание, но важно то, что ЕП признал наличие в Европе (для начала) одной неонацистской партии. При этом явно с чужого голоса, потому что сам диагностировать нацистов ЕП не умеет. И не хотел — до недавнего времени. Важно также отметить, что до прямого запрета нацистских партий ЕП не дошёл — вместо этого предложено запрещать организации, которые прославляют фашизм.

5. Евродепутат от Латвии Мирослав Митрофанов написал у себя в Facebook:Я вместе с несколькими депутатами от зеленых, социалистов и коммунистов подписал поправки к этой резолюции. В частности, в ходе голосования была одобрена наша поправка к констатирующей части документа: «В то время как каждый год тысячи человек собираются в Риге для того, чтобы чествовать латвийцев, служивших в Ваффен-СС». Из чего можно сделать вывод о том, что резолюция опиралась не на данные общеевропейского мониторинга, а на факты, предоставляемые самими евродепутатами. Например, в резолюции нет сюжета о ежегодном слёте эсэсовцев в эстонском Синимяе. Видимо, евродепутат от Эстонии Яна Тоом то ли не доглядела, то ли не захотела внести свою лепту.

Арийская раса

6. Весной этого года МИД РФ представил свой второй доклад (первый — в 2015) «Неонацизм — опасный вызов правам человека, демократии и верховенству права», который представляет собой результаты «странового» мониторинга. Доклад несколько отличается от резолюции ЕП набором стран и радикально — представленной фактурой. Из чего совершенно не следует, разумеется, что чьи-то факты неверны — скорее их настолько много, что хватит не на один, а на сотню докладов и резолюций.

Доклад МИД РФ отличает предельная точность и корректность названия, прямо апеллирующая к т.н. Московскому документу ОБСЕ, в котором «Государства-участники подчеркивают, что вопросы, касающиеся прав человека, основных свобод, демократии и верховенства закона, носят международный характер, поскольку соблюдение этих прав и свобод составляет одну из основ международного порядка. Они категорически и окончательно заявляют, что обязательства, принятые ими в области человеческого измерения СБСЕ, являются вопросами, представляющими непосредственный и законный интерес для всех государств-участников и не относятся к числу исключительно внутренних дел соответствующего государства».

По сути это — международный мандат на вмешательство во «внутренние дела соответствующего государства», и Россия, чувствуя в себе и ответственность, и потенциал для глобальной борьбы с нацизмом, выбрала очень верный подход. В отличие от России, ЕС обладает достаточными рычагами воздействия на свои государства-члены, и такой мандат ему, по сути, не нужен. Но для этого резолюция ЕП должна «вырасти» до директивы Совета Ет но намёков на такой «рост» в резолюции нет.

7. Интересно представление ЕП о группах риска: это «в особенности такие меньшинства, как черные европейцы / люди африканского происхождения, евреи, мусульмане, цыгане, граждане третьих стран, представители LGBTQI и инвалиды». И даже на Украине «тогда как с начала 2018 года C14 и другие крайне правые группировки в Украине, такие как аффилированный с Национальной Милицией (полк — авт.) Азов, Правый Сектор, Карпатская Сечь и другие несколько раз нападали на группы рома (цыган — авт.), а также на антифашистские демонстрации, собрания городских советов, мероприятие, организованное Amnesty International, художественные выставки, мероприятия LGBTQI, активистов движения за права женщин и активистов в области окружающей среды».

А «москаляку на гиляку», оно где?! А постоянное убийство гражданских на Донбассе?! А одесская бойня?! Не замечать массового убийства русских в/на — что это, если не оголтелая русофобия? И что означает «несколько раз»?

Москали

8. Вместе с тем рассматриваемая резолюция ЕП может переломить тренд приравнивания по части преступности нацизма к коммунизму, которым вот уже декаду заняты как ПАСЕ, так и ПА ОБСЕ.

9.ЕП «Глубоко обеспокоен растущей нормализацией фашизма, расизма, ксенофобии и других форм нетерпимости в Европейском союзе, и обеспокоен сообщениями о сговоре в некоторых Государствах-членах между политическими лидерами, политическими партиями и правоохранительными органами с неофашистами и неонацистами». Здесь очень важен употреблённый ЕП очень точный термин «нормализация» — как раз на тему возникновения «норм» в эпоху перемен автору довелось недавно писать.

10. ЕП «Выражает сожаление в связи с тем, что в некоторых Государствах-членах общественное вещание стало примером пропаганды одной политической партии, которая часто исключает оппозицию и группы меньшинств из общества и даже вызывает насилие».

Даже без комментариев и воспоминаний о «руководящей и направляющей».

10. Что дальше?

Первый вопрос — станет ли подобная резолюция ежегодной? Если да, то сложится хороший тандем — октябрьская резолюция ЕП и декабрьская резолюция ГА ООН. Это во многом зависит от того, как пройдут ближайшие выборы в ЕП. С сожалением надо констатировать, что такой боевитой «русской фракции» (Татьяна Жданок / Мирослав Митрофанов, Андрей Мамыкин (Латвия), Яна Тоом (Эстония) и иногда примыкавший к ним Виктор Успасских (Литва)), скорее всего, больше не получится. Есть определённые надежды на довольно сильную фракцию европейских левых, но представления современных левых о фашизме ушли недалеко от представлений Георгия Димитрова и Льва Троцкого, для которых фашизм = капитализм.

Второй вопрос — перерастёт ли резолюция в директиву? И станет ли запрет на нацистские партии в Европе законом?

И третий вопрос: кто и как будет заниматься денацификацией в современных условиях?

***

Сергей Середенко — заведующий сектором права Института европейских исследований (Латвия), правозащитник (Эстония)

Сергей Середенко