Новый год наступил. 14 сентября (1 сентября по старому стилю) отмечается церковное новолетие. В этот день не столько принято, сколько назначено считать, мир был сотворен несколько тысяч лет назад, как было вычислено мудрецами из Библии. Дата, впрочем, взята с потолка и больше имеет отношение к сбору налогов в Римской империи.

Но вот годы с определенного времени назначено считать «от сотворения мира». До сих пор сроки изготовления его являются довольно сильным преткновением между большой частью верующих и малой частью тоже верующих и прочих всех людей. Не надо только думать, что у всех прочих в этом отношении со здравым смыслом всё в порядке. Многим всё равно, для них и сорок миллиардов так же непонятны, как и семь — восемь тысяч лет. Для них предметом веры является сообщение в таблоиде, что «ученые доказали», как для верующих является предметом веры сообщение жреца, что ему или его коллеге по цеху было видение. Здравый смысл требует по меньшей мере понимания, а с этим есть проблемы что у верующих, что у неверующих весьма многих. Достаточно послушать или почитать различные байки про «скорость света», уж чего только не выдумают, и многие, кстати, из неверующих показывают степень своего понимания тем, что «не верят» в то, что выше скорости света, к примеру, им не разогнаться при всем старании. Ждут новых открытий в этом направлении и уже сейчас предвосхитили их своей верой. Или неверой. Считают, что «ученые откроют» или «докажут», и можно будет двигаться быстрее. «Со скоростью мысли», например. Некоторые так еще полагают, что это аналог чего-то мгновенного.

Размеры и возраст Вселенной, открытые совсем, кстати, недавно по меркам сотворенного мира, ошеломили всех по мере того, как информация настигала каждого. «Ошеломили» — не значит, что люди впали в панику. Нет, просто когда тебе сообщают, что Земля вертится вокруг Солнца, а не наоборот, то для усвоения информации надо какое-то время, чтобы не просто «поверить», что тебя не дурят, а понять, как это. В школе в младших классах ради наглядности для этих целей запускают крохотный глобус, насаженный на гнутую проволоку, вокруг лампочки (подобный механизм входил раньше в реквизит любой школы, как сейчас, не знаю), и так потихоньку в голове более-менее укладывается. Потому что может уложиться, шансы достаточно велики. А вот шансы разъяснить скорость света как константу со всеми вытекающими — уже ничтожно малы, многие из школы выходят просто с верой, что всё это так, но в голове у них не усажено, потому «вера» постоянно сбоит. И люди, те, что полюбопытней, даже в зрелом возрасте устраивают для себя дичайшие теории, начитавшись, насмотревшись в основном «фантастики». К прочему, всё это подпитывается телепередачами, и сайтов навалом, где про устройство нашего мира можно прочесть самое невероятное.

Верующие не настолько глупы, чтобы не понимать, что у «неверующих» всё их тоже держится на вере. В науку или в сообщение с сайта «зри третьим глазом». Поэтому стараются на соответствующем уровне всю эту веру опровергать своими доказательствами того, что наука ошибается, а надо верить Библии, точнее, буквальному прочтению Библии, но не науке. Данное направление называется «креационизмом». В основном это не столько система доказательств, сколько обрывочные «опровергающие факты», сложенные в подобие системы. Больше всего креационисты подвизаются на опровержении теории эволюции, данных и выводов геологии, археологии, глубоко в космос и физику стараясь не залезать. То есть давят наглядностью, стараются обходиться без отвлеченных рассуждений, как в школе с глобусом вокруг лампочки. Если относиться к этому как к творческому процессу, то выглядит местами весьма неплохо и остроумно. Если же представить, что там содержится богословие или, упаси Бог, наука, то всё сразу становится много хуже.

Когда Вселенная внезапно раздвинулась, а человеческое сознание еще не очень, с религиями стали случаться истерики. Еще недавно «бог» грохотал где-то там за облаком, пугая овец и пастухов при них, то есть был достаточно под боком, случаи кары непокорных молниями тщательно записывались в назидание потомкам, а потом всё это стало видеться как-то не очень соразмерным. Тут не то что человек «пылинка», коли уж по старинке, или Земля «пылинка», тут и Галактика по сути пылинка, а Солнечная система пылинка на этой пылинке. Про человека и говорить нечего во всех смыслах. Что в пространстве, что во времени. Даже не эпизод. И если «пространство» — вещь замысловатая, Библия про него ничего не говорит в подробностях, то «время» — это последний рубеж, при котором Бога можно еще вернуть за облако, озаботив Его исключительно нашими грехами тяжкими, контролем за ними, и, естественно, спасением от них.

Верующие у нас сейчас многие образование получили, а то и два — одно в духовной учебке, другое тоже где-то поблизости, поэтому о Боге они сейчас всё знают куда более продвинуто, чем всё знали их предшественники. И поэтому они со всей силой ума своего скажут, что чепуха всё это — время, пространство. Говорить не о чем, Бог всё равно в душе, «в сердце» или по-другому — «вне времени и пространства». Однако подобная болтовня годится разве что для внутреннего пользования, точнее, даже лишь для самого себя, ибо, ничего не объясняя, ничего по сути и не говорит. Креационисты очень хорошо понимают, в чём суть. Она в том, что тот образ Бога, который веками создавался, он более-менее в голове укладывается лишь в том местечковом формате, который они и отстаивают. Семь дней равно семь тысяч лет назад. Ну и в «сердце», естественно. О таком Боге есть о чём и на проповеди поговорить. «Сердце», конечно, не забыть вставить. А миллиарды лет, эволюция со всеми ее выкладками… И слушатели не поймут, да и сам не поймет. В голове образ такой домашний, сердитый, капризный, а как вложить его в эти «научные знания»? Никак не вложить, тяжко вздохнуть и про «сердце» что-нибудь. Морального, главное, побольше, моральное — оно всегда выручает.

И как-то с этим «расширением Вселенной» стало ясно, что за две тысячи лет верующие так и не усвоили тот образ Бога, которому учил Христос. Создали какой-то свой. Который от одной только гелиоцентрической модели сразу стал осыпаться. А сейчас от того образа уже вообще ничего не осталось, кроме слов в древних книгах. Как издевательски шутят атеисты — «дедушка на облаке». Как бы верующим не нравилось, но прозвище объекта их верования тут довольно точно. Минут пять послушать верующего, хоть умного, образованного, постоянно мелькающего на какой-нибудь телепередаче православного уклона, хоть не очень, но из употребляемых ими слов и выражений слепится вполне отчетливый образ «дедушки на облаке». Потому что все «православные слова» сотни лет подтверждали этот образ, складывали его и сейчас к нему намертво привинчены. И он к ним. Бога, который никак не может прорваться в их грехами отягощенное сердце, озабоченного их моральным состоянием. «Великий грешник» в тисках маленькой, домашней вселенной, предназначенной ему в качестве площадки для поклонения Богу, не справившийся со своей задачей во всем слушаться, нынешний верующий так и живет в тисках не превзойденного своего ума. Хотя призыв к его превосхождению прозвучал уже две тысячи как лет назад.

Игорь Бекшаев