Бизнес-портал directrix.ru, курсы валют, новости бизнеса, рейтинг сайтов
ПОИСК

Леонард Бернстайн как путь в будущее

11:06

  

наступившем году по всему миру пройдет чествования великого дирижера и композитора минувшего века Леонарда Бернстайна, родившегося сто лет назад. Израиле в эти дни уже проходят первые концерты в честь столетия музыканта. Маэстро свободно владел библейским ивритом и всю жизнь черпал музыкальное вдохновение из кладезя пророчеств, некоторые из которых претворялись в жизнь на его глазах. Он был бы рад, несомненно, тому, что всемирное музыкальное шествие в честь его столетия началось с Иерусалима.

Многое из официозного чествования обернется тем, что в музыкантских кругах принято называть «консервами». Вместо живой музыки — электромагнитная запись. Обращение сегодня к творчеству Бернстайна для многих — воспоминания и ностальгия по временам иным…

Всё чаще обращение к исполинам духа прошлого превращается в рутинный процесс снисходительного исполнения долга перед прошлым. Да, был когда-то писатель, художник или музыкант. Да, неплохо писал для своего времени… Постные лица и вектор к прошлому без будущего.

Леонард Бернстайн

Трудно спорить с тем, что Леонард Бернстайн был одним из крупнейших дирижеров двадцатого века. Он также был непревзойденным лектором и популяризатором прекрасного в музыке. Маэстро был и выдающимся композитором. Кто не знает его мюзикла «Вестсайдская история»? И как можно смотреть на лучшее из сотворенного в двадцатом веке без обращения с Первой симфонии Бернстайна, названной именем пророка Иеремии? Тем не менее трудно избавиться от чувства, что мы смотрим назад.

Сам Бернстайн не скрывал своего особо глубинного пристрастия к музыке Густава Малера. Из его же лекций мы можем заключить, что прощальная Девятая симфония его гениального предшественника была его песнью жизни. Кто удостоился услышать эту музыку в исполнении Леонарда Бернстайна, пронесет до конца жизни каждую минуту великого действа. Свидетельствую об этом, удостоившись услышать в 1986 году в Тель-Авиве Девятую симфонию Малера, когда ее доносил до нас великий маэстро.

Взгляд на мир через музыку Малера — это не просто трагизм и сострадание вплоть до растворения в космосе. Это не только пророчество заката Европы и Холокоста. Сам Бернстайн много раз подчеркивает, что Малер — это последний композитор тональной эпохи. (Разумеется, Шостакович и Прокофьев тоже не были в полном отрыве от тональности. Но еще больше они — на стыке).

Леонард Бернстайн

Шенберг, Берг и Веберн покончили в значительной степени с иерархичным устройством музыкальной гармонии, которая вела к первообразию тоники и к Единому. Всё наследие прошлого разлетелось, а вытеснившие его новаторские диссонансы привели мировое искусство в тупик. Это напоминает некоторые аспекты тупика западной мысли после победы либерального релятивизма. Можно также сопоставить это с отказом от ясной предметности в живописи и заменой ее на абстрактное выражение, в котором отсутствует «тоника».

Еще новости по теме:

Служу России: Владимир Путин ввел в устав новые слова
  Военнослужащие Вооружённых сил РФ отныне должны на поздравление или благодарность командира отвечать «Служу России». Соответствующие изменения в устав внутренней службы Вооружённых сил внес президент РФ Владимир Путин.Согласно указу главы государства, изменения вносятся в статью 58 устава внутренней службы Вооружённых сил Российской Федерации...
Пушков предложил ПАСЕ взять российский взнос с Киева
  Оплата членского взноса в Парламентскую ассамблею Совета Европы (ПАСЕ) со стороны Москвы станет возможной только после полного восстановления прав России в этой организации, сообщил член Совфеда Алексей Пушков в Twitter...

Кризис мысли и творчества в современном мире имеет два аспекта: объективное поредение талантов; отторжение существующих талантов потребительским обществом. Лучше умы в стане хранителей прекрасного напоминают о том, что было когда-то, но покамест демонстрируют неспособность исправить что-либо в настоящем.

Пожалуй, чествование столетия Леонарда Бернстайна не было бы таким крупным событием, не будь почитаемый символом того, что катастрофа в мире высокого и изощренного не ведет к полному отмиранию. Сам маэстро не пошел на поводу у плывущих по течению. Он отказался от сотрудничества с Бродвеем, когда коммерция там подменила служение прекрасному.

Музыка

1973 году Бернстайн дал шесть лекций о сущности музыки и ее философии в Гарвардском университете. Там он поделился со студентами своим кредо:

«Я верю в наступление великой эры эклектики в самом высоком ее смысле. Это станет возможным после обновленного обращения к тональности, на ее базе. Это универсальная почва, на которой могут процветать разные направления».

Никто не говорил об этом так ясно. Будущее не в отказе от былой красоты и не в коммерческом принижении слова, звука и образа. Эклектика в высшем смысле — это единение на базе новых духовных и интеллектуальных открытий и постижений. Вместо падения в болотную жижу бездуховной культуры смердов — универсализм на высоте духовного созидания. Нет, не примирение с площадными зрелищами Майкла Джексона или Стаса Михайлова. Массовая культура — это неизбежное энтропия и деградирование. Бернстайн же говорит не о терпимости к мерзкому, а о возвращении к классической основе. А также — о ее развитии с привлечением лучшего в из этнических традиций, восточного созерцания и даже отдельных элементов современной музыки. Через синтез богослужения и творчества человека в сфере искусства.

Говорят, что такая эклектика существовала в древнем Иерусалимском Храме. Символично, что Рихард Вагнер мечтал о некоем подобии его со знаком минус: служение Всевышнему он хотел заменить поклонению идолам.

Леонард Бернстайн

Современному человеку не свойственно мыслить такими обобщенными категориями. Однако когда об этом говорил ясным языком музыканта и наставника тот, к кому прислушивались президенты и умословы всех категорий, то самое время начать путь к новому обсуждению и новой песне. Услышав и поняв воззвание Царя Давида, петь Всевышнему «песнь нову».

Вот что рассказал нам Леонард Бернстайн. Он опередил свое время, думая о будущем. И это будем искать в его наследии.

Авигдор Эскин