Экономика Турции сжимается. Основными двигателями роста являются индивидуальные расходы потребителей и государственные расходы. Показатели роста, опубликованные в последние три месяца, дают основания считать, что граждане сократили свои расходы. В секторе производства также отчетливо прослеживаются признаки замедления — мы это видим в последних опубликованных показателях индекса промышленного производства. По состоянию на август 2018 года он снизился на 11% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Снижение продолжится, свидетельством чего являются сообщения, что значимые промышленные компании время от времени намерены приостанавливать производство. Например, производитель производитель турецких автомобилей ТОФАШ заявил, что «ввиду переживаемого в настоящее время сокращения» в октябре работу приостановят на девять рабочих дней.

Логотип ТОФАШ

Индекс доверия финансовым услугам, обнародованный Центральным банком Турции в начале ноября, снизился в октябре до 137,6 пунктов, что на 16,7 пунктов меньше, чем в сентябре. Ожидания финансового сектора сильно ухудшились, не наблюдается никакой положительной динамики в части предстоящего трехмесячного периода. В опубликованном Турецким институтом статистики индексе доверия потребителей за октябрь отмечается снижение по сравнению с предыдущим месяцем. В докладе отмечается, что показатель вероятности сбережений потребителями (отказа от трат) вырос на 2,3% по сравнению с предыдущим месяцем, достигнув 19,2 пунктов.

Экономическая активность замедляется, доходы работников не увеличиваются. В обычной ситуации — несмотря на это и возрастающую инфляцию — мы ожидаем увеличения расходов, даже если люди потребляют то же количество товаров и услуг. Возможность увеличения сбережений граждан дает важное указание на сокращение внутреннего спроса, с которым мы столкнемся в ближайшем будущем. Эти данные свидетельствуют о том, что граждане в ближайший период времени сильно сократят свои расходы и часть принадлежащих им ограниченных ресурсов они направят в кубышки.

Сбережения на чёрный день

Центробанк в начале года прогнозировал инфляцию на уровне 7−10%. Индекс потребительских цен по состоянию на конец сентября составил 24,52%. Прогноз и реальность расходятся, как небо и земля. Инфляция, стремительный рост процентной ставки, обрушение продаж в секторах автомобилестроения, бытовой техники и мебели. Даже если взять средства массовой информации, удивительно закрытие проправительственных изданий — газет Habertürk и Vatan. Во время кризиса в 2001 году не закрылось ни одно издание. На этом примере можно понять масштаб разрушительной силы кризиса.

Ввиду двукратного увеличения премии за риск в Турции, по сравнению с августом, два самых крупных коммерческих банка — Акбанк и Япы Креди — смогли получить займы извне, согласившись на увеличение процентной ставки до 110%. Однако мы заплатим очень высокую цену за высокую процентную ставку. Так, в бюджете на 2020 год выплаты по процентам составят 140 миллиардов турецких лир. Для сравнения: в прошлом году они равнялись 50 миллиардам турецких лир. Подобное увеличение процентных ставок означает сокращение инвестиций.

Турецкая лира

Известный экономист Гари Шиллинг, предсказавший кризис недвижимости и обрушение рынка жилой недвижимости в США в 2004 году, отметил, что кризис, переживаемый в развивающихся рынках, является заразным. По его словам, «если проблемы, переживаемые в Аргентине, Турции и Венесуэле, продолжатся, то сработает эффект домино, который, как уже было в 1990-е в Тайланде, приведет к обвалу курса, и может привести к мировому кризису». Отметив, что обрушение курса, произошедшее в 1996 году в Тайланде, сначала затронуло страны Восточной Азии, а затем Латинскую Америку, Аргентину, Бразилию и Россию, тем самым затронув весь мир.

Шиллинг добавляет: «Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, получив займы по сниженному процентному курсу, обманул экономику, проводя политику растрачивания. Однако это время закончилось. В настоящее время Турция испытывает серьезные проблемы от этого. Мировые инвесторы ввиду этих проблем уже боятся инвестировать в развивающиеся страны». Не особо помогают уступки США, когда Белый дом со 2 ноября исключил министров внутренних дел Турции Сулеймана Сойлу и министра юстиции Абдулхамита Гюля из «санкционного» списка. Капитаны турецкой экономики очень хотели налаживания взаимоотношений с американцами, ведь в 2019 году министерству финансов предстоит изыскать на выплаты примерно 160 миллиардов долларов.

Сулейман Сойлу

Однако спад в экономике, к сожалению, не закончился и не закончится. До тех пор пока Анкара продолжит держать высокую процентную ставку, она будет оплачивать свой долг за счет еще больших долгов. Во время кризиса 2001 года общая сумма долга нашей страны насчитывала 135 миллиардов долларов. Несмотря на последовавший после роста, реформы и фанфары, чистый внешний долг достиг в общей сложности 310 миллиардов. Глубину кризиса можно рассмотреть на примере сектора автомобилестроения. По данным Ассоциации дистрибьютеров автомобилестроения, в отрасли наблюдается снижение на 20% во втором квартале текущего года, в третьем квартале — на 51%. В октябре отмечалось снижение продаж автомобилей и легких коммерческих автомобилей на 77%.

Представители отрасли просят продлить на полгода процедуру таможенной очистки для 100 тысяч импортированных автомобилей стоимостью 2,5 миллиарда долларов. До 31 декабря необходимо забрать со склада временного хранения более 150 тысяч нераспроданных за последние два месяца автомобилей 47 марок, а также еще 100 тысяч автомобилей стоимостью 2,5 миллиарда долларов, ожидающих на таможне. Превышение курса доллара отметки в 7 турецких лир, а евро — в 8 турецких лир сильно ударило по рынку. Ввиду прямой зависимости от роста курса валют, процентные ставки устремились вверх, в сентябре рынок сократился на 68%, в октябре — уже на 77%.

Автомобильный рынок

Одним словом, масштабный кризис в Турции приобретает хроническую форму. Как бы горько это ни звучало, но это именно так.

Ариф Асалыоглу