Бизнес-портал directrix.ru, курсы валют, новости бизнеса, рейтинг сайтов
ПОИСК

Актриса Ирина Горбачева рассказала о съемках в «Аритмии»

12:09
3

Актриса Ирина Горбачева, сыгравшая главную роль в фильме Бориса Хлебникова «Аритмия», рассказала «Газете.Ru» о том, почему сценарий заставил ее плакать и как она согласилась на съемки эротической сцены, а также поделилась своим взглядом на роль женщины в современном мире.

— Вы не очень много снимались в кино, и тут — главная роль. Расскажите, как вы вообще в «Аритмии» оказались?

— Классически. Просто пришла на кастинг, пробовалась раза четыре или пять. У меня было несколько партнеров, включая Сашу (Яценко — «Газета.Ru»), и не было никакой уверенности, что я попаду в фильм. Мне было непонятно, подхожу я или они просто не могут найти другую актрису, которая может подавать реплики партнеру (смеется).

— То есть вам просто понравился сценарий. Чем?

— Да, конечно, понравился. Хотелось поработать с Борей (Хлебниковым — «Газета.Ru»), о котором я в тот момент знала очень мало. Я видела фильм «Пока ночь не разлучит» и сериал «Озабоченные», который мне очень понравился. В общем, я ничего толком про Хлебникова не знала, а мой супруг (актер Григорий Калинин — «Газета.Ru») сказал: «Ира! Это же Боря Хлебников!». (смеется.) Просвещать он меня потом уже начал, я, конечно, посмотрела все его фильмы… Короче, авторитет для меня тогда имел меньше значения, просто в меня очень попала история, рассказанная в этом сценарии. Я, читая, даже поплакала в самом конце — такое со мной бывает крайне редко. Не знаю, как сказать. Это очень живой сюжет, прекрасные диалоги.

— После первых показов некоторые зрители и мои коллеги говорили, что про вашу героиню ничего непонятно, что ее характер не проработан. Мне лично так не кажется, но можете ли вы как-то сформулировать, какая она?

— Я бы сказала, что она находится в режиме ожидания. Она еще ничего не решила. То есть внешне, да, она сказала мужу, что им надо развестись, но на самом деле, внутри она этого решения еще не приняла. Она ждет: произойдет что-то, какой-то кардинальный перелом в их отношениях, или нет. Для меня эта история о том, как герои потеряли не столько любовь, сколько дружбу, которая была между ними. Они, в первую очередь, были друзьями, а теперь их отношения перешли в разряд разговоров типа «Тебя не устраивает, что я пью?» Она не хочет входить в ситуацию стандартной пошлой семейной драмы… Наше поколение любит слово «адекватность». Так вот моя героиня — наблюдатель, через которого зритель понимает, насколько неадекватно со стороны выглядит герой.

— То, что вы говорите, не очень укладывается в популярные представления о современной героине как сильной независимой женщине.

— Мне кажется, это какая-то навязанная позиция. Я за равноправные отношения и за дружбу. Это значит, что ты можешь рулить, но всегда готов спокойно передать руль другому. И никто от этого не устает и не кричит: «Эй, почему ты все время рулишь?!» То есть я за взаимопонимание и взаимное уважение. Представления, о которых вы говорите, растут из борьбы женщин за свои права, которая шла много лет — и была совершенно справедливой. Но сейчас эта правильная, но слишком радикальная позиция приводит к нежелательным последствиям. Сегодня женщина пытается доминировать, пытается быть сильной и независимой, но забывает, что если сильна ты, то партнер оказывается в ситуации какого-то неестественного соревнования. Это просто оборотная сторона ситуации типа я мужик-мужик, а ты баба-баба (смеется). В таких отношениях всегда есть насилие — если не физическое, то моральное. В общем, мне кажется, что люди должны учиться дружить.

Еще новости по теме:

Дженнифер Лоуренс рассказала об унизительном опыте в начале карьеры
Актриса Дженнифер Лоуренс рассказала об «унизительном» и «разрушительном» опыте в начале карьеры, сообщает People.Выступая на ежегодном мероприятии Elle's Women в Лос-Анджелесе, 27-летняя оскаровская лауреатка призналась, что для одной из первых ролей продюсеры картины заставили ее серьезно похудеть...
Риз Уизерспун рассказала о домогательствах режиссера
Актриса, лауреат премии «Оскар» Риз Уизерспун на фоне скандала с продюсером Харви Вайнштейном рассказала о домогательствах режиссера. Его имя она не назвала, передает People...

— А каков ваш идеал героини?

— Жанна д'Арк. Это самая сильная героиня в истории, которую я знаю. Я ее даже в институте когда-то играла, она мне очень близка.

— Чем?

— Тем, что в ней нет корысти. Все, что она делает — не ради себя, а во имя Бога и людей. Она понимает, что может лишиться жизни в любой момент, и идет на эту жертву. Я бы хотела быть бесстрашным человеком — в конце жизни, во всяком случае.

— Ну, давайте не будем с этим торопиться.

— Да, я пока тут посижу еще (смеется).

— Тогда вернемся к «Аритмии». У вас там есть несколько эротическая сцена, я уже видел даже обсуждение в соцсетях. Сложно было сниматься в ней? И насколько она, на ваш взгляд, необходима?

— Да, мне кажется, она абсолютно необходима. Это единственный за весь фильм момент какого-то влипания друг в друга, в то, что они пытаются вернуть. Мы в этой сцене понимаем, что они очень друг друга любят, это два любящих страстных человека. Это не просто секс, это тотальная необходимость друг в друге. При этом когда меня раньше спрашивали, готова ли я сняться в постельной сцене, я всегда отвечала: только у хорошего режиссера с хорошим сценарием. Не иначе. Но сниматься было очень страшно! Мы же привыкли, что постельные сцены — это обычно красиво: плечо, рука, взгляд, поцелуй. А тут все как-то просто, нелепо — как в жизни. Я, помню, спросила Борю, когда свет-то выключат? А он ответил: «Зачем?» Герои же не то, чтобы планировали заняться сексом, просто так вышло, тут не до выключателя. И в то же время я понимала, что там, в этой комнате, одна лампочка, которая заливает все каким-то неровным светом, и я не понимаю, как это будет выглядеть, какая будет крупность… В общем, сначала были нервные смешки, потом внутрь влилось немножко алкоголя, который помог хоть немного отключить мозг. Это было дико сложно, но и смешно — мы с Сашей ржали после каждого дубля над этой своей какой-то страстной нелепостью. Мы же с ним те еще секс-символы поколения (смеется).

— Ну да. Причем Яценко кинозритель все-таки знает, а про вас известно, что у вас популярный инстаграм и что вы много играете в театре. При этом в кино вас особенно не было видно. Вы сознательно начали двигаться в этом направлении?

— Меня начали звать в кино, я стала на что-то соглашаться. Мне кажется, что сознательность тут наступает в тот момент, когда ты начинаешь серьезно отбирать роли. А для меня просто кино всегда было близко, мне нравится сниматься, но любви, дружбы и взаимопонимания до «Аритмии» в кино у меня не было.

— Российские актрисы часто жалуются на то, что им редко предлагают интересные роли в кино. Как у вас с этим?

— Пока, к счастью, везет. Вот сейчас я у Дани Козловского в «Тренере» сыграла президента футбольного клуба — довольно феминистическая героиня, сильная, очень молчаливая. В комедии «Я худею» другая роль, но мне очень нравится сам по себе жанр. И вот сейчас я еще снимаюсь у Дуни Смирновой в фильме «История одного назначения», в котором играю Софью Андреевну Толстую — и это, конечно, роль, о которой я могла только мечтать.